Булат Викентий Люцианович - село Извольск

Перейти к контенту

Главное меню:

Булат Викентий Люцианович

Альбомы боевой славы > Альбом №1
БУЛАТ ВИКЕНТИЙ ЛЮЦИАНОВИЧ
Викентий Люцианович родился в 1906 году в Белоруссии. Учился в средней школе. С 1924 года стал работать учителем в начальной школе, затем работал в средней. В 1938 году заочно окончил пединститут в Омске.
В 1940 году поступил в аспирантуру МГУ на физический факультет. Через год вспыхнула война. В 1941 году ушел на фронт. Служил в 1314 полку 17 стрелковой дивизии инженером полка. В 1943 году, 9 марта, под Жиздрой был тяжело ранен и на фронт больше не попал.
После излечения работал в Куйбышеве начальником военной кафедры авиационного института.
В 1946 году вернулся в аспирантуру и окончил ее в 1948 году. И после этого работал в Московском заочном пединституте. Член КПСС.
Булат Викентий Люцианович в период Великой Отечественной войны освобождал от фашистских захватчиков территорию Юхновского района деревни Кошняки, Износки, Извольск, Мякоты, Захарово и др. В настоящее время работает в Московском государственном заочном пединституте в качестве доцента по физике.
Проживает по адресу: 129345 г.Москва, И-345, Стартовая ул. №15, корпус 2, кв.308
Булат Викентий Люцианович ведет активную переписку с красными следопытами Извольской 8й школы.
Он присылает много рассказов о военной жизни на фронте ВОВ во время освобождения от фашистов сел и деревень Медынского, Износковского и Юхновского районов.

  1. Кошняки-Захарово
  2. Дантов Ад в Медыни
  3. На реке Угре
  4. Бывает и так
  5. Мышонок
  6. Скелет
  7. Фейерверк в прифронтовом лесу
  8. Новогодняя сказка-быль
  9. Садик
  10. Новогодняя быль
  11. Боевые воспоминания Люси Правдухиной
  12. Фронтовая гармонь

КОШНЯКИ-ЗАХАРОВО
Кошняки – это разъезд на железной дороге «Калуга-Вязьма». В 25 км от Кошняков, прямо на запад, находится деревня Захарово, расположенная на высоком бугре, и сильно укрепленная немцами. А еще дальше на запад – г. Дорогобуж. Там наши войска окруженные, но сражающиеся. Мы идем на соединение с ними. Но это не 44 и 45е годы. Это зима 1942 г. Мы еще только учимся громить немцев. У нас мало авиации и танков. Мы еще рассчитываем на храбрость и на штык.
Так вот, Кошняки на дороге. На разъезде застрял пустой товарный состав, паровоз с 30ю вагонами.
По одну сторону насыпи и состава мы, по другую – немцы. Расстояние между линиями окопов 3-5 метров. Больше недели идет жесткий бой за железнодорожную насыпь. Кто владеет поездом, тот господствует над окружающей низменностью. Гранатами бросаемся под вагонами поезда, окопы и землянки насыпи.
Наконец немцы стремительно бежали. Взрываемся в прорыв по направлению на Семеновское, Извольск, Федюкова, Захарово, Ново-Михайловку. С ходу форсируем Угру… Но здесь  встречаем сопротивление. Противник не пропускает нас. Наше командование бросило на этот участок фронта несколько стрелковых дивизий и бригад, танковые и авиационные соединения. Противник – тоже. Он регулярно перевозит войска на самолетах из Польши, Чехословакии. Идет суровый длинный бой. Один батальон бригады, действующий справа от нас, стремительным налетом захватил Захарово. Но подвела проклятая водка. Не понимая обстановки, командиры допустили пьянку (в Захарово было много немецких складов). Поужинали, напились и легли спать. Противник бросил на Захарово дивизию, окружил и перебил всех. С тех пор эта деревня оказалась непосильным «орешком» для нас. Так постепенно мы перешли к обороне на Угре и стали ждать выхода окруженных частей. Много их погибло в окружении, но много вышло из окружения. Новое настроение началось через год. Был взят Юхнов и наши войска стремительно двинулись на Запад.
Инженер-капитан Булат В.Л.
ПИСЬМО КРАСНЫМ СЛЕДОПЫТАМ ИЗВОЛЬСКОЙ 8Й ШКОЛЫ
«Дорогие красные следопыты! Извините, что долго не отвечал. Все дела, хлопоты и заботы. Освободился и пишу вам. Поздравляю вас с праздником весны и радости. Желаю вам здоровья и счастья, успехов в учении и ваших следопытских делах.
Посылаю вам два рассказа из военных времен о боях за Захарово и один шуточный рассказ. Если это вам понравится, пришлю еще.
Вы не думайте, что война – это цепь подвигов и сплошной бой. Война – это прежде всего труд, тяжелый изнурительный труд, какого мы не знали в мирное время. Но где труд, там и отдых.
На войне умеют и любят отдыхать. Суровая жизнь вырабатывает у людей нежность. За суровый внешностью солдата скрывается чуткая душа, способная радоваться даже мышонку.
Посылаю вам две фотографии: одну 1941 г., другую 1969 года. Из них вы увидите, что время неумолимо. Напишите, кого вы разыскали. Быть может среди них есть и мои сослуживцы из 17 стрелковой дивизии. Буду в ваших краях в августе месяце.
Спасибо за внимание. Особенно Оле Герасенковой. Пришлите вашу групповую фотографию.
Ваш В.Л. Булат».
25.05.69 г.
МЫШОНОК
«В это время зимой мне пришлось быть в районном центре Износки. Тогда это были развалины и пепелища. На окраине каким-то чудом сохранилось гумно, в котором было много необмолоченного хлеба. Вернее соломы, потому что хлеб съели лошади и мыши. Мы завели лошадей в гумно, пристроили их к соломе, расчистили площадку и установили на ней печку, сделанную из бочки для бензина. Такая печка хорошо греет и на улице. Греемся, соблюдая предосторожности. Вдруг откуда-то появился маленький мышонок. Очень маленький. Уселся в светлом пятнышке лучей, выходящих из выреза в печке и тоже греется.
Что тут было! Бойцы-саперы, повозочные сгрудились около мышонка. Такой радости я давно не видел на их лицах. Насыпали мышонку крошек. Он ест. Предложили крошки на руке. Вскочил на руку и ест. Это был апогей радости зрителей. Такова душа нашего советского человека. Вскоре мышонок убежал, видимо, что его позвала мать. Мы ожидали приказа и часа через два уехали.
На наших глазах противник открыл артиллерийский огонь по сараю и по нас. Сарай вспыхнул ярким пожаром. Вряд ли уцелел мышонок».
САДИК
«Осень 1942 года.. За рекой Ворей, на крутом берегу, в нашем владении остался садик, окруженный глубокой канавой и спуском к реке. Правда, от садика осталось несколько деревьев, остальные или вымерзли в 1939 году, или вырублены во время войны. Но ценны канава и спуск к реке, командование решило удержать его, как плацдарм. Два взвода занимали садик. Доступа к нему не было: вся территория садика и подходы к нему простреливались. Немцы были в пятидесяти метрах. Можно было только согнувшись ходить по канаве и окопам. Естественно, что немцы хотели вытолкнуть нас из плацдарма.
Упорно держались наши бойцы в садике. Выдерживали по несколько атак в день. Иногда посылали им подкрепление, кое-кого сменяли, раненых уносили, убитых хоронили на берегу. Садик стоял как притчей во языцех и с наступлением холодов его оставили.
То, о чем я хочу рассказать, произошло в конце сентября. Мобилизовав тыловиков, человек десять, а бойцов не хватало, убыль не пополнялась: резервы шли под Сталинград, командир полка послал их ночью в садик. Добрались они благополучно перед рассветом. Принесли вареную пищу, хлеб и боеприпасы. Три дня не ели бойцы, поэтому бросились к пище на склоне берега у реки, не оставив даже охранения. Вспомнив об этом,, командир взвода послал повара и шофера, принесших пищу, в охранение на верх крутого берегового обрыва. Они, вооружившись автоматами, заняли две воронки от снарядов. Не успели они засесть, как в густом предутреннем тумане увидели темную стену.
Немцы предприняли тихую атаку и, не встретив сопротивления, заняли почти весь садик. Стена быстро надвигалась и была уже в 10-20 шагах от засады. Видимо больше со страху, чем от храбрости, охранявшие почти одновременно нажали на спуск автоматов и выпустили по врагам в упор по целому диску. Начался вой, крики. Немцы побежали. Мы все выскочили на бугор. Потом, днем, на территории садика было насчитано около 70 трупов фашистов. Бойцов предоставили к награде, а у меня до сих пор хранится дешевенький портсигар с надписью «Friedchen», взятый у убитого немецкого офицера. Бедная Фридхен, так и не дождалась своего возлюбленного. После этого в садике было спокойно дня два.
ПОЗДРАВЛЕНИЕ
«Дорогие следопыты, уважаемая Клавдия Васильевна, уважаемые учителя и родители!
Поздравляю вас с праздником Великой Октябрьской Социалистической Революции. Желаю доброго здоровья, сил, успехов в вашей работе и учебе, передовых идей и стремления в их осуществлении. Наступает 40я годовщина боев, в которых мы отстояли Москву. Чтобы вы не знали войн. Пусть всегда будет чистое и мирное небо, пусть всегда будет мир!
Еще раз  желаю успехов в учении и другой вашей деятельности. Впрочем, успехи зависят от нас. Кто настойчиво идет к цели, у него в порядке желания и стремления, кто не почивает на лаврах, а требователен к себе и окружающим, тот со временем достигнет намеченной цели. Но цель надо выбирать не близкую, не легкую, а далекую, возвышенную, нужную Родине.
У меня в этом году вышла еще одна книга (620 стр) по технике высокого вакуума и еще один задачник по физике для ВУЗа, кроме того, я подарил одну книгу Клавдии Васильевне «Оптические явления в природе».
Всего вам доброго. Ваш В. Булат».
ФРОНТОВАЯ ГАРМОНЬ
«Осень 1942 года. Недалеко от дер. Захарово, за Угрой, мы занимаем плацдарм -  небольшой участок низинных лугов, километра два шириной и 1,5 км – в глубину. Приказ командования: беречь его как зеницу ока. Ни шагу назад. А бойцы убывают, пополнения нет. Оно идет под Сталинград. К концу октября за Угрой осталось тридцать активных штыков. А тут сообщение: «грязь шевелится». Мобилизованы все офицеры, штабисты, снабженцы. Идем через лес отстоять плацдарм.
Все знаю, что для каждого этот  будет последний бой, так как отступать нельзя. Настроение тяжелое. Дождь, темно, опасность… И вдруг приоткрылась дверь землянки, невидной ночью в лесу…И полоснул луч света и звуки гармони. Веселая песня. И вздох облегчения прошел по колонке. Вот она, фронтовая гармонь. Три дня лежали мы в кустах и окопах и ждали немецкого наступления.
Противник действительно хотел нас прощупать, но его разведка напоролась на ратного фельдшера, который один сидел в темноте за кустом с ручным пулеметом. Ночью в темноте, он полоснул по невидимому шороху и с перепугу выпустил весь диск. Послышались крики и стоны, кто-то убежал, а кто-то приказывал строго на немецком языке. Наш герой прибежал к командиру роты ни жив не мертв с криком: Немцы!». Утром выяснилось, что он уложил двенадцать врагов и ранил еще нескольких.
Быть может, его подвиг напугал противника: наступление не состоялось.
Ордена он не получил, так как проявил трусость. Но ведь об этой «трусости» я пишу сегодня».
БЫВАЕТ И ТАК
«Осень, 1942 год. В совхозе «Конный Завод» штаб нашего полка, в небольшой круглой силосной башне разместился КП. Красивый солнечный день бабьего лета. Командир полка, несколько офицеров и я, в том числе (шинель в накидку) стоим у башни, разговариваем и радуемся солнцу. В воздухе «рама» (немецкий разведчик – фокер-Вульф-115). Она так надоела, что на нее не обращаем внимания. Вдруг трах, трах, в 20 шагах за кустами взрывы двух снарядов. Проклятая «рама» навела. Все целы. Прихожу в свое расположение, бойцы спрашивают:
- Капитан, почему у Вас вся шинель в дырах?
Насчитал 12 дыр и ни одной напротив тела. Ведь бывает же!»
 
Copyright 2017. All rights reserved.
Назад к содержимому | Назад к главному меню
X